Сценка из романа «Герой нашего времени»

С обратной стороны возникают княгиня, Раевич и Мери. Они здороваются с Печориным.

Княгиня – Лебедева Полина, 5 к.

Мэри – Михайлова Тая, 5 к.

Печорин – Федя

Вернер – Саша, 1 к.

Княгиня. Вы идете с нами?

Печорин. Да, я ожидал вас, княгиня.

Княгиня. Идемте, скоро солнце сядет. (Проходит с Раевичем вперед.)

Печорин (задерживая Мери). Княжна, завтра будет бал, позвольте ангажировать Сценка из романа «Герой нашего времени» вас на мазурку.

Мери удивлена и обрадована; улыбается, присела на камень. Он стоит рядом.

Мери. Я задумывалась, что вы танцуете только по необходимости, как прошедший раз.

Печорин. Вы будете завтра приятно удивлены.

Мери. Чем?

Печорин. Это секрет... на бале вы сами догадаетесь. (Обратив внимание на идущих по дороге.) Вот идут Сценка из романа «Герой нашего времени» любители видов... Презабавный старичок!.. Поглядите на его даму, осененную розовыми перьями; пышность ее платьица припоминает времена фижм, а пестрота ее кожи— счастливую эру мушек из темной тафты.

Мери смеется. Старичок с дамой прошли.

Мери. Вы страшный человек! Я бы лучше вожделела попасться s лесу под ножик убийцы, чем вам на Сценка из романа «Герой нашего времени» язычок... Я вас прошу не шутя, когда вам вздумается обо мне гласить плохо, возьмите лучше ножик и зарежьте меня,— я думаю, это вам не будет очень тяжело.

Печорин. Разве я похож на убийцу?..

Мери. Вы ужаснее...

Печорин (задумался на минутку, потом, приняв глубоко тронутый вид). Да, такая была моя участь с Сценка из романа «Герой нашего времени» самого юношества! Все читали на моем лице признаки дурных параметров, которых не было; но их подразумевали — и они родились... Я был готов обожать весь мир,— меня никто не сообразил: и я выучился непереносить. Я гласил правду — мне не верили: я начал накалывать. Я сделался нравственным калекой Сценка из романа «Герой нашего времени»: одна половина души моей не была, она высохла, улетучилась, погибла, я ее отрезал и бросил,— тогда как другая шевелилась и жила к услугам каждого, и этого никто не увидел, так как никто не знал о существовании погибшей ее половины; но вы сейчас во мне разбудили воспоминание о ней, и я вам прочитал Сценка из романа «Герой нашего времени» ее эпитафию. Мери очами, полными слез, глядит на него. Он подает ей руку, помогая встать. Пауза.

Обожали ли вы?

Мери поглядела на него внимательно, покачала головой. К ним подходит Вернер.

Вернер.Вы тоже идете гулять к Провалу?

Мери.Да, доктор. (Берет его под руку. Идут.)

Печорин (задержавшись). Она недовольна собой Сценка из романа «Герой нашего времени»; она себя винит в холодности... О, это главное торжество! Завтра она захотит наградить меня. Я все это знаю назубок — вот что скучновато. (Идет за Мери и Вернером.)

Занавес.

Ведущий 1 14 января 1841 года Лермонтов получил отпускной билет и выехал в Петербург. Он прибыл в Петербург 4 февраля, а на Сценка из романа «Герой нашего времени» последующий денек появился на балу у А.К. Воронцовой-Даш­ковой. Тут присутствовали члены императорской фамилии. Лермонтов сознательно нарушил светский этикет — числилось дерзким возникновение ссыльного офицера в том обществе, где на­ходились «высочайшие» гости. С трудом удалось Воронцовой-Дашковой отвести, от Лермонтова большие проблемы — не­медленную высылку из Петербурга до окончания отпуска Сценка из романа «Герой нашего времени». Лер­монтов сделал попытку выйти в отставку — не удалось. А когда пришел к концу отпуск, он стал заботиться о его продлении. Это частично удалось.

Ведущий 2. Когда миновала отсрочка, Лермонтов получил предписание покинуть Петербург. Это было 11 апреля. «12 апреля поутру Ми­хаил Юрьевич в нервическом волнении забежал в кабинет Сценка из романа «Герой нашего времени» к Краевскому. То присаживался, то кидался в изнеможении на диванчик. "Да растолкуй, что с тобою?" — воскрикнул Краевский, с неудо­вольствием отрываясь от письменного стола. "Разбудили чуток свет, передали от дежурного генерала головного штаба Клейнмихеля: за 48 часов покинуть столицу и ехать в полк. Я знаю, это конец! Ворожея из 5 углов Сценка из романа «Герой нашего времени» сказывала, что в Петербурге мне больше не бывать, а отставка будет такая, после которой уже ни­чего не попрошу..."»

Ведущий 1 9 мая 1841 года Лермонтов пишет Арсеньевой: «Я надеюсь, милая бабушка, что мне все-же выйдет прощеньеи я могу выйти в отставку». Бабушка продолжала отчаянные хло­поты о «прощении» внука.

12 мая Сценка из романа «Герой нашего времени» Лермонтов принял решение ехать не в полк, а в Пя­тигорск и рапортоваться нездоровым.

Ведущий 2. Роковые действия развернулись 13 июля вечерком в доме Верзилиных, где нередко собиралась молодежь.

«В комнату вошел Мартынов, юный офицер в черкеске. Он был надменен и прекрасен, осанка его была горделива, видно было, что он внутренне любуется собой Сценка из романа «Герой нашего времени». Это был давнешний, еще с юнкерской школы, товарищ Лермонтова. Лермонтов, не терпев­ший фальши ни в чем, при каждой встрече подтрунивал над Мартыновым. И вот, когда Мартынов вошел в гостиную, Лер­монтов, обратившись к собственной соседке, произнес по-французски: "Мадемуазель Эмилия, берегитесь — приближается злобный го­рец". Лермонтов продолжал Сценка из романа «Герой нашего времени» острить и глумиться над Мартыновым, который, в конце концов, выведенный из терпения, произнес, что найдёт средство вынудить молчать обидчика. Балованный общим вниманием, Лермонтов не мог уступить и отвечал, что угроз ничьих не опасается, а поведения собственного не переменит.

Ведущий 1 Штришок 6. Смерть ПОЭТА

Ведущий 2. Дуэль свершилась 15 июля, меж шестью и семью Сценка из романа «Герой нашего времени» часами вечера.У подножья Машука, около Перкальской горы, во время грозы и сильного дождика. Мартынову было понятно благородство Лермонтова, он был уверен, что поэт не станет стрелять на дуэли в противника, как не стрелял он в Баранта. «Раздалась команда: "Сходитесь!" Лермонтов остался неподви­жен и, взведя курок, поднял Сценка из романа «Герой нашего времени» пистолет дулом ввысь, заслоняясь рукою и локтем по всем правилам опытнейшего дуэлянта... Марты­нов резвыми шагами подошел к барьеру и выстрелил. Лермон­тов свалился, будто бы его скосило на месте, не сделав движения ни взад, ни вперед, пуля пробила сердечко и легкие».


science-citation-index-expanded-journal-list-5.html
science-citation-index-expanded-journal-list-9.html
science-citation-index.html